Прочитайте онлайн Седовцы | Э.Т. КРЕНКЕЛЬ, Герой Советского Союза РАДИО ДРЕЙФУЮЩЕГО КОРАБЛЯ

Читать книгу Седовцы
4816+3400
  • Автор:

Э.Т. КРЕНКЕЛЬ, Герой Советского Союза

РАДИО ДРЕЙФУЮЩЕГО КОРАБЛЯ

История полярных исследований знает немало случаев, когда, оторванные от внешнего мира, лишенные всякой связи с ним, мужественные покорители Арктики гибли, чувствуя свою беспомощность перед коварной стихией суровой северной природы. Экипаж ледокольного парохода «Георгий Седов» в течение всех двадцати шести месяцев дрейфа вдали от родных берегов никогда не переживал этого страшного чувства оторванности от всего остального мира.

Движущийся по воле льдов в безбрежном океане корабль связывало с землей, родными, друзьями и близкими радио. Можно с уверенностью заявить, что успешное завершение беспримерного дрейфа во многом зависело от нормальной радиосвязи дрейфующего корабля с материком.

Радиостанция «Седова» блестяще выдержала трудное испытание. Она работала четко и бесперебойно. Связь с материком не порывалась ни на один день.

Седовцы имели неплохо оборудованную передаточную станцию, которая работала на любых волнах. Она состояла из трех основных передатчиков (мощностью в 0,5 киловатта, 0,07 киловатта и 0,06 киловатта) и одного аварийного (искрового, мощностью в 0,2 киловатта). Ввиду ограниченного количества горючего связь поддерживалась преимущественно на передатчиках малой мощности, что ни в какой степени не уменьшало эффекта работы. На корабле, кроме того, находились два приемника-длинноволновый и коротковолновый. Все это радиооборудование изготовлено на одном из ленинградских радиозаводов целиком из советских материалов в 1935 и 1936 годах.

О масштабе работы радиостанции дрейфующего корабля можно судить хотя бы по тому, что за время дрейфа она передала и приняла сотни тысяч слов. С мая прошлого года радиостанция «Седова» работала в среднем по одиннадцать часов в сутки. Позывной сигнал радиостанции ледокольного парохода «Седов» — «УНАД» — хорошо известен на материке и особенно на его северном побережье.

В начале дрейфа радисты «Седова» посылали телеграммы через передаточные пункты — рации полярных станций бухты Тикси и мыса Шалаурова (Ляховские острова). По мере продвижения корабля на запад регулярную радиосвязь с седовцами поддерживали радиостанции мыса Челюскин, острова Рудольфа, мыса Желания, Амдермы и радиоцентра острова Диксон.

Что передавали и что принимали по радио седовцы?

Ежедневно, четыре раза в сутки, с дрейфующего корабля на материк шли метеорологические сводки. Их тотчас же использовали синоптики для составления карт погоды.

Седовцы регулярно посылали по радио на Большую землю сведения о своих научных наблюдениях. Радиостанция «Седова» систематически передавала корреспонденции для советской печати.

На корабль седовцам с материка ежедневно посылался радиобюллетень Главсевморпути, сообщения о жизни в СССР и о международных событиях, лекции, доклады. Для отважных моряков иа Москвы часто транслировались прекрасные концерты. По радио герои Арктики слышали голоса своих родных и близких. Оно принесло к ним в высокие широты вдохновляющие слова привета товарищей Сталина, Молотова, Калинина.

Самоотверженно работали радисты «Седова» Александр Александрович Полянский и Николай Михайлович Бекасов. Капитан «Седова» товарищ Бадигин так отзывается о старшем радисте Полянском: «Прекрасный полярник. Отлично знает свое дело. Всю работу по связи ведет безукоризненно, бесперебойно. Отличается большой трудоспособностью. Не теряется в любой обстановке. Стахановец. Пользуется большим уважением и любовью коллектива седовцев». О Бекасове товарищ Бадигин дает также восторженный отзыв.

В последние дни десятки радиостанций поддерживали надежную, бесперебойную связь с ледоколами «Иосиф Сталин» и «Седов». В дни освобождения героического корабля из ледового плена радиообмен достиг десяти тысяч слов в сутки.

О четкости работы наших радиостанций в эти дни свидетельствует такой яркий факт: с того момента, когда радист ледокола «Иосиф Сталин» отстучал в эфир сообщение о том, что седовцы видят отсвет прожекторов флагманского корабля, и до момента получения этой радиограммы в Москве прошло лишь несколько минут.